Строительная площадка газопровода Baltic Pipe. Источник: Ritzau Scanpix / Forum
Строительная площадка газопровода Baltic Pipe. Источник: Ritzau Scanpix / Forum
22 октября 2021

Baltic Pipe — газовая революция в Центральной Европе

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Baltic Pipe — это газопровод, по которому уже через год потечет газ из Норвегии в Польшу. Это также один из элементов т.н. коридора «Север — Юг», соединяющего сетью газопроводов Норвегию с Хорватией. Его цель — уменьшение зависимости Центральной Европы (в том числе Украины) от России. Зависимости, которая в этом году вновь дала о себе знать всей Европе.

В середине сентября этого года Baltic Pipe дотянулся до польского берега. До этого газопровод сваривали из отдельных труб и укладывали на дне Балтики. Второй его конец будет соединен с норвежской системой на дне Северного моря. На своем пути газопровод пройдет через территорию Дании, соединив острова Фиония и Зеландия (именно Дания является вторым, наряду с Польшей, инвестором проекта). Если все пойдет в соответствии с планом, норвежский газ потечет в Польшу уже в октябре 2022 года.

Карта газопровода Baltic Pipe. Источник: Википедия. Адаптация на русский язык: Новая Польша

Ворота на север

Идея строительства польско-норвежского газопровода вписывается в польскую концепцию построения газовых «Северных ворот». В соответствии с ее положениями, Польша должна стать полностью независимой от российских поставок газа благодаря строительству терминала для сжиженного природного газа (СПГ) в Свиноуйсце (он уже действует), Baltic Pipe (строится), а также терминала СПГ в Гданьском заливе (планируется).

У Baltic Pipe поначалу было немало противников. Утверждалось, что более разумным решением было бы строительство коннекторов с соседями, а также что норвежские месторождения иссякают, а поступающий из них газ будет становиться все дороже.

Однако бизнес-аналитики развеяли эти опасения, а дополнительным аргументом в пользу строительства элементов «Северных ворот» стала энергетическая безопасность. Россия неоднократно доказывала, что использует газ в политических целях. Это имело место, например, в 2009 году, когда «Газпром» перекрыл вентиль Украине, от чего пострадали и другие зависимые от России страны, в том числе Словакия и Польша. Похожий сценарий разыгрывается на наших глазах — чтобы оказать давление в вопросе о запуске Nord Stream 2, Россия ограничила экспорт газа, что привело к рекордному росту цен на это сырье в Европе.

Захлопнуть дверь на восток

Одно лишь построение Польшей новых коннекторов с соседями изменило бы немногое. Польша по-прежнему импортировала бы российский газ, только из других источников. Точно так же, как это делает сейчас Украина: она с 2015 года не покупает газ напрямую из России, но сырье, которое продают ей европейские компании, — это, главным образом, продукция «Газпрома». Так же и Польша, расширяя, к примеру, коннекторы с Германией, де-факто покупала бы российский газ из Nord Stream 2, что закрепило бы ее незащищенность от газового шантажа со стороны России. В случае очередного ограничения экспорта газа в Европу, Польша и Украина оказались бы в конце «пищевой цепочки». Германия или Австрия удовлетворили бы, в первую очередь, собственные потребности в сырье, в меньшей степени беспокоясь о проблемах восточных соседей. Это свидетельствует о том, что, хотя теоретически у газа, которым торгуют в Европе, нет национальности, в действительности его происхождение имеет большое значение.

Baltic Pipe должен уберечь Польшу от риска такого рода. Его сдача в эксплуатацию неслучайно совпадает по времени с истечением польско-российского контракта, который в настоящее время покрывает около половины польской потребности в этом сырье.

Даже пропускная способность Baltic Pipe равна количеству газа, импортируемого сейчас из России — 10 млрд кубометров в год.

Газ, который закачают в Baltic Pipe, будет частично добываться польской компанией PGNiG на месте, в Норвегии. Уже теперь она ежегодно производит около 0,5 млрд кубометров газа и развивает добычу на новых норвежских месторождениях.

Коридор на юг

Однако диверсификация поставок в Польшу — не единственная выгода, следующая из сдачи в эксплуатацию Baltic Pipe. Ведь он входит в состав более широкого проекта, а именно коридора «Север — Юг», который имеет уже не национальное (как «Северные ворота»), а центральноевропейское измерение. Проект предусматривает создание международных соединений (интерконнекторов), дающих возможность свободной транспортировки газа на территории от Балтики до побережья Хорватии, где введен в действие терминал СПГ.

В основе эой концепции лежит желание переломить российскую монополию на поставки газа в Центральную Европу. Большинство существующих в этом регионе газопроводов появились еще в советские времена и имели целью сделать сателлитов СССР еще более зависимыми от Кремля. Это прекрасно видно, если взглянуть на карту газопроводов в регионе — они пролегают, главным образом, по направлению с востока на запад. Отсутствие коннекторов по направлению с севера на юг приводило к тому, что страны Центральной Европы часто были не в состоянии сменить поставщика газа, поскольку для этого не хватало инфраструктуры.

Коридор «Север — Юг» должен исправить этот недостаток и дать возможность таким странам, как Польша, Словакия или Украина, диверсифицировать поставки. Дополнительной выгодой является возможность взаимного аварийного снабжения газом в случае кризиса. Ситуация такого рода имела место, например, в 2018 году, когда Польша продала Украине дополнительный объем газа.

Именно Украина может, наряду с Польшей, получить наибольшую выгоду от существования коридора «Север — Юг».

Он увеличит доступность нероссийского газа для Украины и уменьшит подверженность этой страны российскому газовому шантажу. Растущую уязвимость от манипуляций Кремля мы наблюдаем уже сейчас. Москва подписала контракт с Будапештом, в силу которого газ будет поступать в Венгрию, минуя Украину — по газопроводу Turk Stream. Вскоре такая же судьба ожидает и газ, текущий в остальные страны ЕС — он будет перенаправлен из Украины на Nord Stream 2.

Абстрагируясь от финансовых потерь для украинского бюджета, это повысит риск перебоев с поставками газа в Украину. В настоящее время она импортирует голубое топливо, получаемое, по большей части, по т.н. виртуальному реверсу. Это означает, что сырье, идущее из России через Украину в Евросоюз, частично забирается Украиной уже на ее территории и входит в расчет как закупленное на Западе. Когда транзит остановится, это станет невозможным. Появление нового источника нероссийского газа в соседней Польше положительно повлияет на энергетическую безопасность Украины.

Бизнес прежде всего

Несмотря на свое огромное политическое значение, Baltic Pipe — это, прежде всего, коммерческое предприятие. Норвегия заинтересована в нем, в первую очередь, по той причине, что, не будучи стороной проекта, приобретает большой рынок сбыта (оцениваемый почти в 8 % всего норвежского экспорта). Дания выигрывает на транзитных платежах, а также диверсифицирует поставки сырья в связи со снижением собственного производства. Польша, в свою очередь, получает источник постоянных поставок газа от страны, которая не использует его в политических целях. В дальней перспективе Baltic Pipe может также применяться для экспорта из Польши водорода, который будет производиться на создаваемых в польской части Балтики ветряных фермах.

Перевод Владимира Окуня

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Мацей Заневич image

Мацей Заневич

Аналитик программы «Восточная Европа» Польского института международных дел. В прошлом редактор польского портала Energetyka24.com…

Читайте также