Беженцы из Украины, приграничный пункт пропуска Шегини–Медыка. Фото: Войцех Матусик / Forum
Беженцы из Украины, приграничный пункт пропуска Шегини–Медыка. Фото: Войцех Матусик / Forum

Беженство в Польшу. Истории людей с границы

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

К границам Украины на Западе и в Закарпатье съезжаются тысячи людей. Спасаясь от войны, они стоят по несколько суток в автомобильных пробках и живых очередях, с детьми на руках, обвешенные сумками, часто без воды, еды и теплых вещей. Несмотря ни на что, люди не сдаются и верят, что обязательно вернутся в Украину.

«Вчера я была в двух бомбоубежищах, потом пряталась на станции “Вокзальная”, оттуда снова должна была бежать, потому что услышала выстрелы. Два часа я со своим котом просидела на станции “Университетская”».

Юля направляется в сторону приграничного пункта Шегини–Медыка. На следующий день после полномасштабного вторжения России она втиснулась в поезд от Киева до Львова. «Все вагоны были забиты под завязку, — рассказывает девушка, — Тамбуры завалены чемоданами. Людей берут без билетов».

Перед собой Юля несет огромную плетеную корзину с котом Филей: он с ней уже 17 лет. До приграничного пункта пропуска остается около 30 километров.

Кот Филя. Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

«Киев постоянно бомбят. 24 февраля я проснулась в 5 утра от взрывов. Когда перед этим в новостях все время говорили, что планируется вторжение, я думала, что ограничится военными действиями на Донбассе. Никто не мог допустить, что под огнем окажется вся Украина».

В этот момент на телефон приходит телеграм-уведомление про потери российских захватчиков. Сотни погибших, десятки подбитых танков, уничтоженные самолеты и другая военная техника. Кремль не ожидал, что украинцы будут так яростно защищать свою землю. Один из примеров — оборона Харькова. Россияне прут на украинский город, а оттуда возвращаются в пакетах.

Поляк Себастьян только что оттуда: он вот-вот должен был запустить в Харькове свой бизнес. А теперь идет к границе с двумя женщинами, с которыми познакомился в такси по дороге из Львова. «В Харькове с неба летят бомбы, — рассказывает он. — Там разрушены частные дома. Никогда в жизни я не мог представить, что такое произойдет в XXI веке, что мы будем переживать такой ужас».

Он вспоминает знакомых, которые остались в Харькове и Киеве: «Можно сказать, они живут в подвале. Как слышат сигнал — сразу бегут туда. Знакомые в Киеве тоже сидят в бункере. Там теперь и дети рождаются в метро».

Несмотря ни на что, жизнь продолжается.

Люди идут в сторону украинско-польской границы. Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

Как и многие другие, Себастьян считал скопления российских войск на украинской границе элементом политико-экономического давления, а никак не думал, что будет «вот так».

«Думаю, когда я вернусь в Польшу, все равно буду как-то помогать Украине». Хочется добавить: как и миллионы других поляков, как и тысячи польских фирм, как все польское государство. По всей стране сейчас активно идет сбор гуманитарной помощи, поляки жертвуют сотни тысяч злотых на поддержку украинской армии, Польша поставляет в Украину оружие, польский железнодорожный перевозчик PKP Intercity предоставил украинцам бесплатный проезд, а польские мобильные операторы снизили стоимость звонков на охваченную войной родину.

Но это еще не все — в эти трагические дни украинцы могут попасть в Польшу, даже не имея загранпаспорта. Перед лицом кремлевского безумия происходят беспрецедентные в польско-украинских отношениях вещи.

На другой стороне дороги на огромном чемодане сидит женщина. Рядом — трое детей, подруга и кот в специальной переноске. Вообще сложно не заметить, как много вокруг беженцев с домашними животными. Наталья отрывает от булки кусок за куском и машинально кладет в рот. Больше суток она добиралась сюда из Одессы. До Львова — на такси.

Наталья с детьми и подругой. Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

«У нас в городе стреляли, бомбили, были взрывы», — говорит женщина. В отличие от подруги, она охотно рассказывает историю этих дней, и не только свою.

«Ее [подруги] муж в Чехии, в городе Брно, а мой сегодня утром пошел в военкомат, — продолжает Наталья. — Я ему так и сказала: берешь паспорт и, если ты мужчина, — идешь на войну, а если ты говно, то сиди дома».

В тот же день, когда произошло полномасштабное вторжение России, у военкоматов по всей Украине стали выстраиваться очереди. Сейчас в некоторых местах желающих так много, что набор в ряды территориальной обороны приостановлен. В соцсетях ходит шутка военкома: как служить — так никто не хотел, а как воевать — то все и сразу.

«Ситуация ежедневно обостряется. Воют сирены, нужно быстро одеваться и бежать в бомбоубежище. Я там сидела вчера и позавчера. Через час приходишь домой. Посидишь час — и снова бежишь».

В родную Винницу Елена вернулась только три недели тому назад из Польши, где у нее учится сын. «У нас в городе ужасная ситуация. Разбомбили масложировой комбинат». Подруга Валентина, которая стоит рядом, добавляет: «Я живу за десять километров от этого места. Видела с балкона девятого этажа, как летели искры».

В приграничных селах, например Берегово или Гостинцево, люди вынесли на улицу стол, бесплатно раздают теплый чай и еду. Кто-то даже разливает борщ в пластмассовые стаканчики для пива.

Местные жители угощают людей едой и чаем. Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

Автомобильная очередь еле-еле движется. Судя по регистрационным номерам, сюда съехались люди со всей страны — здесь их несколько тысяч. «Мы из Ивано-Франковска приехали. Я стою в очереди, чтобы довезти в пограничный пункт женщин и детей, а сам вернусь. Наш город обстреливали, но сейчас ситуация нормальная», – рассказывает Андрей из красной «Мазды».

Люди идут в сторону украинско-польской границы. Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

«Памперсы и вода. У кого младенцы? Памперсы и вода!» — раздается из громкоговорителя, установленного на старой «Ниве». Волонтеры помогают тем, кто в пути уже не первый день.

По обочине все идут и идут люди. Их тысячи. В основном женщины с детьми. Мы не знаем точной статистики, но не сложно догадаться: по меньшей мере треть их мужей ушла воевать.

Кафе «Барон». Фото: Евгений Приходько / Новая Польша

Есть и иностранцы, которые работают или учатся в Украине. Некоторые из них останавливаются в придорожном кафе «Барон», чтобы выпить теплого чая, купить воды или перекурить. Работники вынуждены время от времени запирать дверь, чтобы убраться и помыть посуду. Кажется, такого количества клиентов здесь не было никогда. «Ребята, подождите десять минут», — кричит официантка чернокожим гостям, но те никуда не уходят, а продолжают по-английски просить чая и воды.

За этой картиной в углу кафе наблюдает Люк. В Украину он приехал четыре года назад из Нигерии. «Здесь я учусь в университете “КРОК” в Киеве и работаю в логистической сфере», — рассказывает нигериец. — Сейчас иду в Польшу, но не планирую получать там статус беженца. Как только ситуация стабилизируется, я вернусь в Украину».

Его семья из Нигерии внимательно следит за событиями и постоянно звонит ему, спрашивает, все ли хорошо. Наверное, если собрать все сообщения с мессенджеров за эти дни, это окажется самым распространенным вопросом среди жителей Украины.

«Все ок, стоим!»

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Евгений Приходько image

Евгений Приходько

Автор «Новой Польши». Писал для «Европейской правды», BCC Ukrainian, Лиги.Net и других всеукраинских изданий. Выпускник факультета…

Читайте также