Фото: Дадо Рувич / Reuters
Фото: Дадо Рувич / Reuters
04 апреля 2022

Европа без российского сырья — это реальность?

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Доходы от продажи нефти и газа в России более чем в два раза превышают бюджет армии страны. Поэтому не будет преувеличением утверждение, что, покупая их у России, мы финансируем ее вторжение в Украину. Несколько стран уже отказались от российского горючего, но ключевым остается решение ЕС — именно туда поставляется значительная часть российского газа и почти половина объемов нефти. Откажется ли Европа от них?

Зависимость от Европы

Парадоксально, но Россия в большей степени зависит от экспорта нефти и газа в Евросоюз, чем ЕС — от российского сырья. Более 1/3 доходов бюджета России приходится на продажу этого сырья, причем около 70 % российского газа и почти 50 % нефти попадает в ЕС. Доходы от продажи горючего в Европу значительно превышают бюджет российской армии.

Значение этих сделок еще больше возросло после введения Западом санкций в ответ на вторжение в Украину. Продавая сырье, Россия получает валюту, которая позволяет стабилизировать курс рубля. Хотя, конечно, России было бы удобнее получать платежи в рублях, как и предлагал Путин, и перекладывать риск курсовых колебаний на европейские компании, которым пришлось бы покупать российскую валюту на рынке.

Европейское эмбарго на российские нефть и газ привело бы к обвалу рубля и дефолту, который мог бы войти в историю как «лихие двадцатые». В польском оригинале записано по-русски. Россия не смогла бы быстро перенаправить экспорт нефти в другие страны. Часть сырья охотно приняли бы Китай и Индия, но они не заменят европейский и американский рынки — США, Канада и Великобритания уже ввели эмбарго. Поиск альтернативных рынков сбыта затруднителен: банки, опасаясь санкций, отказывают в кредитных гарантиях трейдерам (посредникам).

Однако если смена направления экспорта нефти физически возможна, поскольку осуществляется он в основном морским путем, то в случае с газом у России просто нет альтернативы. Месторождения, из которых поставляется российский газ в Европу, не имеют связи с другими направлениями, такими как Китай. Кроме того, Россия не обладает достаточно развитой инфраструктурой для сжиженного природного газа. Европейское эмбарго на российский газ означало бы уменьшение его экспорта из России примерно на 70 %.

Постепенный отказ от нефти

Нефтяное эмбарго теоретически реализовать проще всего. Российская нефть обеспечивает 27 % импорта этого ископаемого топлива в ЕС, а торговля носит глобальный характер. Большая часть нефти доставляется танкерами. Изменить направление их движения проще, чем в случае с трубопроводом. Даже Польша, импортирующая из России нефть по трубопроводу «Дружба», может заменить ее поставками через терминал в Гданьске.

Почему же, например, заместитель канцлера Германии Роберт Хабек и голландский премьер-министр Марк Рютте заявили, что немедленный бойкот российских ресурсов невозможен? Такой сценарий, безусловно, дорого обошелся бы европейской экономике. С начала войны цена на нефть выросла примерно на 20 % и превысила 110 долларов США за баррель. По оценкам аналитиков нефтяного рынка, запрет на импорт из России побил бы текущий рекорд в 147 долларов, а цены могли бы подскочить до 200 долларов. Это будет означать не только дорогое топливо на заправках. Цены на горючее влияют на всю экономику. Подавляющему большинству экономических спадов в мире после Второй мировой войны предшествовал рост цен на нефть, и нет оснований утверждать, что сейчас было бы иначе.

Однако эмбарго ЕС на российскую нефть не обязательно означает повышение цен на ископаемое топливо. После вторжения России в Украину США начали переговоры с Венесуэлой об отмене санкций, связанных с поставкой нефти из этой страны. Напомним, что санкции были введены в 2019 году в ответ на недемократические выборы президента Мадуро. Впрочем, не всё так просто. Союзником Венесуэлы является Россия, которая, среди прочего, помогает ей обойти санкции, импортируя часть венесуэльской нефти. Вероятно, Россия использует свои хорошие отношения с Мадуро, чтобы не допустить заключения соглашения между ним и США.

В то же время крупнейшие державы ведут переговоры с Ираном по поводу его ядерной программы. Успех переговоров мог бы привести к ликвидации эмбарго на нефть в отношении этого государства. Процесс также саботируется российской дипломатией, требующей гарантий того, что западные санкции против России не повлияют на ее торговлю с Ираном. Разумеется, как Иран, так и Венесуэла используют значение, которое приобрела их нефть, для достижения наилучших условий в переговорах с Западом.

Наконец, страны ОПЕК (нефтяного картеля, в состав котого входит Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт и прочие) могли бы увеличить производство нефти. Однако и здесь Россия пытается оказывать свое влияние через так называемый ОПЕК+, членом которого является. В результате страны ОПЕК не желают увеличивать добычу, объясняя это опасностью переизбытка сырья на рынке. В действительности они не хотят портить отношения с Россией, и поэтому занимают нейтральную позицию по российско-украинской войне.

Означает ли это, что эмбарго на российскую нефть невозможно? Первые шаги были уже сделаны. Германия и Польша объявили, что до конца текущего года откажутся от импорта сырья из России. Ранее аналогичное решение приняли США. Суммарно это означает падение российского экспорта примерно на 20 %. Тем не менее, шансы на введение тотального эмбарго в ближайшее время ограничены. Против него выступают, в частности, Нидерланды, на долю которых приходится около 11 % российского экспорта нефти. Поэтому решения о постепенном ограничении импорта стали приниматься на уровне отдельных стран. Польское правительство добивается также введения Евросоюзом специального налога на импорт российской нефти, чтобы страны, решившие от нее отказаться, не проиграли по сравнению с теми, кто хочет дальше зарабатывать на торговле со страной-агрессором.

Газовая дилемма

Ограничение поставок нефти, хотя оно стало бы наиболее болезненным для России, не вызывает таких эмоций, как газовое эмбарго. Российские власти даже угрожают европейцам, что в случае санкций в отношении российской нефти Россия приостановит поставки газа в Европу.

В самом деле, Европа гораздо больше зависит от российского газа, чем от нефти. Около 40 % газа, потребляемого в ЕС, поступает из России. Хуже того, значительная часть этого сырья импортируется по трубопроводам, построенным в советское время для снабжения Европы с востока на запад.

В результате степень зависимости государств ЕС от России неодинаковая. Страны, расположенные к ней относительно близко, как Эстония или Финляндия, а также Болгария почти 100 % своего газа получают из России, в то время как в Португалию и Испанию он практически совсем не поставляется. Польша, Германия и Чехия по этому показателю находятся примерно посередине.

Инфраструктурные ограничения препятствуют диверсификации. Большинство терминалов сжиженного природного газа (СПГ) расположены в Западной Европе — там, где зависимость от России минимальна. В свою очередь, в местах, где сейчас больше всего нужен СПГ, то есть в Центральной и Восточной Европе, их всего три — в Хорватии, Литве и Польше.

По этой причине Болгария предупредила, что не поддержит газовое эмбарго ЕС (из политических соображений аналогичную позицию занимает пророссийский премьер-министр Венгрии Виктор Орбан), а Германия заявила, что откажется от российского газа лишь к 2024 году. На этом фоне наиболее амбициозными представляются планы Польши, которая намерена распрощаться с российским газом до конца этого года — в настоящее время он обеспечивает около половины потребностей ее жителей. На смену российскому газу должен прийти газ из Норвегии, который будет поступать по недавно открытому газопроводу Baltic Pipe.

Германия, которая на сегодняшний день остается пророссийской в сфере энергетики, также решила построить два СПГ-терминала и остановить «Северный поток-2», чтобы ограничить поставки из России. Возобновилось обсуждение таких проектов, как газопровод MidCat из Испании в Германию, который позволит поставлять сжиженный газ с испанских терминалов в Центральную Европу, или газопровод East Med, который мог бы поставлять газ из Израиля в Грецию и укрепить независимость, например, Болгарии и Северной Македонии.

Однако это долгосрочные инвестиции. Комплексный план по сокращению на 2/3 импорта газа из России представила в 2022 году Еврокомиссия. План предполагает диверсификацию поставок с использованием существующей инфраструктуры (СПГ, газопроводы из Норвегии) и ограничение потребления газа. Это должно произойти, среди прочего, за счет увеличения вложений в возобновляемые источники энергии, производства биометана (из отходов), сокращение отопления и кондиционирования воздуха (потенциальная экономия в масштабах ЕС до 10 % от текущего импорта из России).

Кроме того, нам не избежать увеличения использования угля и атомной энергии. Бельгия уже приняла решение о продлении на 10 лет эксплуатации двух электростанций, которые должны были закрыться к 2025 году.

Поражение «русофилов»

До сих пор Россия воспринималась многими как политически сложный, но надежный в плане поставок сырья партнер. Некоторые даже считали, что увеличение взаимной торговой зависимости сделает Россию менее агрессивной и сосредоточит ее усилия на строительстве государства всеобщего благосостояния. Конечно, всегда находились циники и коррумпированные политики, которые принимали выгодные для российской энергетической компании решения в обмен на пенсионные гарантии в ее наблюдательном совете.

Вторжение России в Украину все изменило. Надежды на конструктивные торговые отношения с РФ рухнули, а ее сторонники обнаружили, что коррумпированная политическая элита России рассматривает ЕС и европейскую модель демократических государств всеобщего благосостояния как смертельную угрозу, с которой необходимо бороться — в том числе с помощью доходов от продажи сырья.

Введенные Западом в отношении России санкции стали беспрецедентными по скорости принятия и масштабу. Тем не менее, мы не можем останавливаться на достигнутом. В санкциях есть лазейка, позволяющая продолжать торговлю сырьем. Необходимо как можно быстрее ограничить российский импорт нефти и газа, тем самым прикрыть эту лазейку и лишить Россию возможности продолжать агрессию.

Без жертв при этом не обойтись, но единственное, чем рискуют страны ЕС — деньги. Это небольшая цена по сравнению с той, какую платит сейчас Украина.

Перевод Ольги Морозовой

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Мацей Заневич image

Мацей Заневич

Аналитик программы «Восточная Европа» Польского института международных дел. В прошлом редактор польского портала Energetyka24.com…

Читайте также