Отделение банка PKO Bank Polski, Варшава. Фото: Михал Дыюк / Forum
Отделение банка PKO Bank Polski, Варшава. Фото: Михал Дыюк / Forum

Как война России против Украины повлияла на польскую экономику

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Война в Украине — это мощнейший кризис, который сказался и на соседних странах. Польская экономика хорошо держится в этих условиях, но назревают серьезные проблемы, которых нельзя избежать — в том числе и в долгосрочной перспективе.

Если мы хотим образно описать нынешнюю ситуацию в европейской экономике, можно представить себе городок, который только-только пережил незапланированный потоп (пандемия и локдауны), как вдруг один из жильцов (Россия) начал бросать гранатами в дом соседа (Украину). Взрывы сильно повредили здание (нанеся немалый урон и тому, кто кидал), но при этом огонь перекинулся на фасады других соседей — в том числе Польши. Здесь пожар пока не угрожает стабильности конструкции, но может быстро распространиться. А фундамент уже оказался поврежден.

Война и польские дела

Ни один экономист в прогнозах на 2022 год не принимал в расчет, что может начаться война. Но это не значит, что нынешняя сложная экономическая ситуация в Польше возникла только из-за российской агрессии.

То, что произошло 24 февраля, трагическим образом усугубило проблемы, которые и без того были заметны: инфляция, проблемы со снабжением, нежелание фирм инвестировать и сложности с цепочкой поставок.

К этому добавились санкции, наложенные на Россию и Беларусь — что почти полностью затормозило торговый обмен с этими странами и создало проблемы для польских экспортеров и импортеров, — а также разрушения в Украине и приостановка экспорта сельскохозяйственных продуктов и металлов.

Если мы посмотрим на формальные макроэкономические показатели, эти проблемы еще не особенно видны. В первом квартале этого года польский ВВП вырос на целых 8,5 % в течение года с учетом инфляции. Это один из лучших показателей в истории. В значительной степени такой рост стал результатом того, что фирмы создавали запасы. В следующие месяцы дело уже не будет обстоять так хорошо, а последствия войны сильно ударят по карманам жителей Польши.

Инфляция

Это самый заметный эффект войны. В экспертном опросе, который провела в декабре 2021 году Rzeczpospolita, одна из крупнейших газет в Польше, экономисты предполагали, что инфляция в стране может ускориться максимально до 8,3 % (при этом средний прогноз — 7,2 %). Между тем в мае этот показатель, по предварительным оценкам, составил целых 13,9 %. И это не предел. Во время Европейского финансового конгресса в Сопоте в этом году экономист Марцин Мровец заявил, что на пике инфляция может составить до 20 %. Спад динамики эксперты ожидают в следующем году.

В апреле инфляция достигла уровня 12,4 % в год, при этом так называемая базовая инфляция (грубо говоря, рост цен без учета внешних причин — то есть прежде всего последствий войны) составляет 7,7 %. Если говорить о внешних факторах, они повлияли прежде всего на подорожание топлива для автомобилей и обогрева помещений (в том числе газа и угля) и продуктов питания. Проблема уже стала очень серьезной и сильно влияет на бизнес в целом. «Это будет год экономического торможения», — предупредил Мровец.

Польский Совет денежной политики борется с инфляцией, повышая процентную ставку, но это сильно ударяет по заемщикам: как по частным лицам с ипотекой, так и по фирмам. Пока что эта проблема не очень острая (долги предприятий не выросли за время пандемии), но если ставка продолжит расти, а экономика начнет тормозить, ситуация может поменяться.

Высокая инфляция, однако, уже ударила по карманам жителей Польши. Общая сумма их депозитов в банках в апреле 2022 года составила около 860 миллиардов злотых.

Если мы примем во внимание высокую динамику инфляции в марте и апреле, то окажется, что реальная стоимость депозитов с начала полномасштабной войны в Украине упала больше чем на 5 %.

То есть буквально в течение двух месяцев «испарилось» больше 40 миллиардов злотых — а ведь эти подсчеты еще не учитывают увеличения текущих трат за счет подорожания продуктов питания и топлива.

Рынок труда

Первые дни после начала полномасштабной войны вызвали огромные пертурбации в тех фирмах, где работали преимущественно украинцы. Всего в Польше в 2021 году таких сотрудников было целых два миллиона. Они работали, в первую очередь, в сфере логистики и строительства — поэтому в конце февраля в многих частях страны стройки просто встали. Украинцы возвращались в свою страну, чтобы защищать ее и спасать свои семьи. Однако в другую сторону двинулось огромное количество беженцев. На сегодняшний день границу Польши пересекли почти четыре миллиона человек. Многие из них вернулись в Украину или поехали дальше на запад; по оценкам экспертов, на начало июня общее число беженцев, оставшихся в Польше, составило полтора-два миллиона.

Согласно подсчетам, около 40 % из них — люди трудоспособного возраста. Официально, по данным Министерства семьи и социальной политики, до 25 мая на основании спецзакона, облегчающего трудоустройство украинцев, на работу устроились 160 тысяч человек. Реально это число намного больше — многие начали работать неофициально или по обычной процедуре. Кроме того, некоторые, приехав в Польшу, продолжили сотрудничество с работодателями, с которыми были связаны еще в Украине — речь идет о международных банковских группах и корпорациях. Кроме того, в Польшу переехали тысячи программистов и фирм. В некоторых случаях жены с детьми приехали к мужьям, которые уже раньше здесь работали.

Несмотря на это, безработица в Польше упала: с 5,4 % в марте до 5,2 % в апреле. Число зарегистрированных безработных уменьшилось на 22 тысячи человек и составило чуть меньше 880 тысяч.

Покупки на волне

Огромный приток беженцев привел к сильному росту розничных продаж. В апреле их объем вырос на целых 33,4 % в сравнении с прошлым годом! Инфляция тут тоже сыграла свою роль, но даже если учитывать только постоянные цены, розничные продажи выросли больше чем на 19 %. В марте этот показатель составил около 10 %, но тогда украинцы еще активно приезжали в Польшу.

Причины роста розничных продаж — не только приезд большого числа беженцев, но еще и так называемый эффект низкой базы: год назад в апреле магазины были частично закрыты из-за пандемии.

Наибольший рост розничных продаж в апреле (в постоянных ценах) отмечен для следующих категорий: текстиль, одежда, обувь (на 121 %), косметика и фармакология (19 %), мебель, радиотелевизионные товары, бытовая техника (на 28 %), топливо (11 %) и продуты питания (12 %). При этом продажи автомобилей, напротив, упали (на 11 %).

Если говорить о продуктах питания, то, например, Biedronka, самая крупная торговая сеть в Польше, в первом квартале этого года зафиксировала рост дохода на 15,4 % и роста прибыли (показатель EBITDA) на 13,3 %.

Однако теперь сеть готовится к ухудшению ситуации:

Педро Соареш душ Сантуш, глава компании Jerónimo Martins, владельца сети Biedronka

Два месяца спустя после начала российского вторжения [в Украину] давление, связанное с ростом цен на продукты питания, энергоносители и топливо, будет намного сильнее, чем можно бы было ожидать в начале года.

Показателен и индекс потребительской уверенности в Польше, свидетельствующий о том, насколько охотно потребители покупают различные товары. В мае он составил -38,4, в марте было еще хуже: -39. Для сравнения, в начале пандемии эта цифра составляла почти -50, а наивысшего уровня в истории индекс достиг во второй половине 2019 года, когда он превысил 10. Главная причина нынешнего спада — война.

Из отчета Главного статистического управления

Для 44,4 % респондентов нынешняя ситуация на территории Украины представляет собой угрозу для экономики в Польше.

Как же сочетаются скептические настроения с сильным ростом продаж? Все дело в притоке беженцев и растущих зарплатах. Уже скоро ситуация изменится, потому что инфляция сильно ударит по карманам поляков. Этого боятся польские фирмы: если упадет спрос, упадут продажи. Мы можем попасть в ловушку, которая приведет к росту безработицы и кризису.

Отрасли в минусе

Украина — один из крупнейших мировых производителей продовольственных товаров. Перед войной она обеспечивала половину мирового производства подсолнечного масла, 16 % — кукурузы, 10 % — пшеницы, ячменя и рапса. Сейчас экспорт почти остановился, хотя часть товаров будет доставляться через польские порты (что поспособствует большей доступности продовольственных товаров в Польше).

Проблемы возникают не только на рынке продовольствия, но и в других отраслях. Например, по данным банка Pekao, доходы производителей сельскохозяйственных машин в Польше на 25 % обеспечивались экспортом в Россию, Украину и Беларусь.

Другие фирмы, которых коснулось почти полное закрытие этих рынков, занимаются, в том числе, обработкой и окраской кожи и производством сумок, производством печей и горелок, машин для изготовления товаров из резины, механических машин и инструментов, огнеупорных машин для сельского хозяйства. Многим фирмам автомобильной отрасли пришлось приостановить производство, в первую очередь из-за невозможности импортировать стратегически важные детали, такие как электрические жгуты. Началась настоящая гонка и поиск альтернативных источников поставок.

Пострадала от войны и косметическая отрасль. В 2021 году в Россию, Беларусь и Украину была поставлена польская косметика на сумму почти полумиллиарда евро — это около 13 % всего экспорта этого рода товаров. Если добавить к этому другие страны, с которыми невозможно торговать из-за войны (например, Казахстан), это будет уже 17 %.

Что делают фирмы? Ищут новые рынки сбыта, в основном в Юго-Восточной Азии. Кроме того, «помогают» беженцы, приехавшие в Польшу. В апреле продажи косметики и лекарств выросли на 19 % в сравнении с прошлым годом.

Большой проблемой стал также импорт некоторых товаров. Из-за санкций были остановлены поставки угля из России. Это значит, что Польше образовалась нехватка почти 11 миллионов тонн угля, в том числе 5 миллионов — для обогрева частных домов. Сейчас его в экстренном порядке поставляют из Колумбии и Австралии, но цены на топливо выросли в несколько раз. Есть также проблема с доступом к древесине — из-за войны был приостановлен импорт в общей сложности трех миллионов тонн продукции, необходимой для энергетики и в качестве материала для деревообрабатывающей промышленности.

Трудности с доступом к древесине появились во всем мире еще в 2021 году, а сейчас ситуация стала еще хуже. Дорожает и бумага.

Для строительной отрасли, помимо отъезда украинцев, проблемой стала нехватка стали и строительных материалов. Цены на некоторые продукты выросли в несколько раз. Теоретически в долгосрочной перспективе это не должно быть проблемой (по мнению экспертов, у ЕС большой запас производственных мощностей), но пока дело дойдет до увеличения производства, потребность в материалах удовлетворить нечем. Плюс к этому надо учитывать растущие цены на электричество, что само по себе повышает долгосрочную стоимость производства.

Неуверенность

Есть и еще одно, долгосрочное последствие российского вторжения в Украину: изменение подхода инвесторов к Центральной Европе. Это особенно заметно по рынку недвижимости.

Магдалена Чемпиньская, директор отдела исследований рынка Knight Frank

Из наших наблюдений можно сделать вывод, что в ближайшие месяцы на настроения и решения инвесторов в огромной степени будет влиять война в Украине, а также ее последствия для польской экономики. Уже сейчас многие говорят о том, что неуверенность в связи войной и вызванным ей ухудшением ситуации в строительном секторе повлечет за собой трудности в получении строительных материалов, рост их цен и проблемы с набором работников из Украины.

Для инвесторов из США, Ближнего Востока или далекой Азии Польша стала чуть ли прифронтовой страной. Это значит, что, если кто-то хочет без опасений вложить средства, то он сто раз подумает, прежде чем входить на наш рынок. Поэтому фирмы из строительной отрасли очень беспокоятся, появятся ли у них желающие продавать здания.

Доказательством падения доверия к региону стал также сильный рост рентабельности облигаций Польши и других стран. Польские десятилетние государственные облигации (то есть, грубо говоря, кредит, который инвесторы предоставляют государству) перед войной давали процентный доход 4 %, в начале мая эта цифра составляла уже 7 %, и в начале июня так же.

Рост рентабельности облигаций — хорошая новость для инвесторов, но плохая для государства: оно должно выплачивать им бо́льшую сумму, в результате чего остается меньше средств, например, на социальную политику.

Это сложная проблема, на которую в определенной степени влияет недостаточное доверие инвесторов к политике польского правительства (например, из-за сильного роста процентных ставок и плохого состояния публичных финансов), но также и война.

Для сравнения: рентабельность 10-летних облигаций Чехии выросла с 3 до 5 %, несмотря на то, что эта страна тоже расположена недалеко от Украины и страдает от высокой инфляции, с которой власти борются путем повышения процентных ставок. За это время немецкие подорожали лишь с 0,2 до 1 %.

Это все — дело достаточно отдаленного будущего, поэтому точные прогнозы делать трудно. В марте (то есть уже после начала войны) лишь немногие эксперты предполагали, что инфляция в Польше достигнет 14 %. Сейчас большинство прогнозирует, что из-за огромной инфляции и нестабильности на рынке к концу года темп экономического роста в Польше упадет почти до нуля или даже войдет в техническую рецессию. Проблемой для Польши станет и содержание беженцев. А фоном для всего этого будут трудности глобального масштаба: продовольственный кризис в Африке и возможная волна миграции в Европу, напряженность в отношениях США и Китая, а также пандемия, о которой сейчас все забыли, но которая осенью может вернуться с новой силой.

Перевод Валентины Чубаровой

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Цезарий Щепанский image

Цезарий Щепанский

Экономист, редактор портала mycompanypolska.pl. Специализируется на тематике высокотехнологичных фирм, розничной торговли и рынка…

Читайте также