Последствия обстрела общежития возле Житомира, 8 марта 2022. Фото: Олег Терещенко / УНИАН
Последствия обстрела общежития возле Житомира, 8 марта 2022. Фото: Олег Терещенко / УНИАН
17 марта 2022

«Каждое военное преступление должно быть осуждено»

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Марцин Марцинко, специалист в области международного права, доктор наук, преподаватель Ягеллонского университета в интервью Дариушу Яроню рассказывает про военные преступления российских военных на территории Украины, методы сбора доказательств против агрессора и реальные шансы привлечь преступников к ответственности.

Дариуш Яронь: Мне хотелось бы начать с разъяснения, что в свете международного права можно назвать войной, а что — военным преступлением.

Марцин Марцинко: Военные действия, или вооруженные действия — это акты насилия, которые сторона вооруженного конфликта применяет в отношении противника, чтобы заставить его прекратить сопротивление и повиноваться. Важно, что их осуществляет воюющая сторона, и это враждебные действия с применением насилия, которые могут произойти исключительно в случае международного либо не международного вооруженного конфликта.

Однако не всякое применение силы в ходе вооруженного конфликта будет ведением военных действий: к применению силы можно обратиться, например, для подавления беспорядков или ареста тех, кто их вызвал, — тогда это будут полицейские действия, связанные с охраной общественного порядка. При этом военные действия включают вооруженную борьбу с применением оружия, но не ограничиваются исключительно борьбой — это и другие действия, наносящие ущерб противнику, например, сбор разведывательных данных, наведение на цели или минирование дорог.

ДЯ: Когда можно говорить о том, что вооруженные действия соответствуют праву?

ММ: Военные действия легальны, если они нацелены на вооруженные силы противника — его солдат, военную технику, самолеты, корабли, объекты и установки военного назначения. Ведь, в соответствии с международным гуманитарным правом (именно оно регулирует ведение вооруженных действий сторонами конфликта), применение насилия должно ограничиваться лишь военными целями, поскольку вооруженный конфликт должен привести к военной победе над противником. Если же вооруженные действия направлены против людей и имущества, которые гуманитарное право защищает, тогда их следует рассматривать как военные преступления.

ДЯ: Задержимся ненадолго, чтобы объяснить, что такое военные преступления.

ММ: Их перечень весьма обширен и может касаться не только вооруженных действий, но и поведения оккупационных властей, такого как, например, применение коллективных наказаний. Если же говорить о военных преступлениях, совершенных во время вооруженных действий, то это, прежде всего, нападения на защищаемых лиц — гражданское население, а также солдат, сложивших оружие (раненых, больных, разбитых либо военнопленных). От нападения защищается также гражданское имущество и объекты: жилые дома и районы, школы, магазины, места религиозного культа, театры, здания гражданской администрации, а также особо защищаемые объекты, например, больницы (и военные, и гражданские), культурные ценности или атомные электростанции.

ДЯ: А что насчет способа ведения войны? Ведь не все методы дозволены.

ММ: Действительно, к военным преступлениям относится также применение запрещенных методов и средств борьбы. Эти два понятия надо различать: средства борьбы — это те виды оружия и вооружений, применение которых регулируется международным гуманитарным правом. Некоторые из них абсолютно запрещены — например, химическое оружие, противопехотные мины или отравленное оружие, — на другие наложены определенные ограничения: скажем, зажигательное оружие нельзя применять в густонаселенных зонах. А методы борьбы — это способы использования оружия, то есть воздушные бомбардировки или артиллерийский обстрел, а также способы ведения войны, такие как осады, использование засад, акты диверсии. Как и средства, определенные методы борьбы тоже могут быть запрещены: например, бомбардировка городов и населенных пунктов, акты вероломства (например, переодевание в форму противника, чтобы внезапно атаковать его) или намеренное уничтожение имущества, необходимого для выживания гражданского населения.

Военные преступления относятся к числу международных преступлений, а их перечень можно найти в конвенциях, относящихся к международному гуманитарному праву, например, в четырех женевских конвенциях о защите жертв войны от 1949 года, а также в Римском статуте Международного уголовного суда.

ДЯ: Какие наиболее вопиющие сигналы приходят из Украины на тему военных преступлений, совершаемых российской стороной?

ММ: Любое военное преступление заслуживает осуждения, и каждое из них должно быть наказано. Перечень этих преступлений очень обширен, однако, согласно сообщениям СМИ, больше всего известно о преступлениях против гражданского населения и гражданских лиц — граждан Украины — совершенных в ходе ведения вооруженных действий, в том числе о преступлениях в отношении гражданского имущества и объектов. Это целенаправленные бомбардировки и обстрел гражданских объектов, — и целых жилых районов и кварталов, и отдельных зданий, в том числе школ или больниц, — во время которых гибнут люди, это атаки без различения военных целей и гражданских объектов (причем с использованием запрещенного оружия, такого как кассетные боеприпасы), это атаки на особо защищаемое имущество (например на атомную электростанцию) или акты насилия в отношении гражданских лиц, в том числе женщин и детей. С этими нападениями связано и другое преступление, а именно запугивание гражданского населения — если нападение и даже угроза нападения имеет целью его запугивание для того, чтобы, к примеру, принудить гражданское население либо власти к уступкам, сдаче или, в конце концов, капитуляции, то это запрещенный метод борьбы, и его нельзя ничем оправдать.

Появляются и сообщения о преступлениях, совершаемых российскими силами на оккупированных территориях — это ничем не обоснованная реквизиция частной собственности, грабежи, уничтожение государственного и частного имущества, обстрел эвакуируемых гражданских лиц или отказ в эвакуации гражданского населения и в согласии на доставку гуманитарной помощи. Такого рода действия — это серьезные нарушения права военной оккупации, составляющего часть международного гуманитарного права. Ведь оккупант не имеет неограниченного права пользования оккупированной территорией, он должен принимать во внимание нужды жителей и обеспечивать им безопасность и возможность нормального функционирования в трудной для них ситуации.

ДЯ: Каким образом следует документировать военные преступления? Что является их доказательством?

ММ: В сущности, хорош любой способ документирования военных преступлений, ведь чем больше доказательств, тем выше вероятность, что прокуроры или судебные органы признают данный случай совершения преступления задокументированным и подтвержденным, а это позволит выдвинуть обвинения подозреваемым лицам. К примеру, бывший премьер Польши Тадеуш Мазовецкий, выполняя функцию специального докладчика ООН по бывшей Югославии и готовя доклады о ситуации в области прав человека в этом регионе (в частности, документируя нарушения этих прав), с целью удостоверения собранных данных приводил их в докладах лишь после подтверждения тремя независимыми источниками. Доказательствами в судебном следствии могут служить как вещественные доказательства (например, документы, фотографии, фильмы, предметы), так и личные доказательства (например, показания свидетелей, мнения экспертов).

ДЯ: Кто может собирать доказательный материал?

ММ: Любой желающий, хотя организованно и систематически этим занимаются государственные органы и различные международные и неправительственные организации. В пятницу 4 марта Совет по правам человека ООН создал следственную комиссию, которая должна изучить случаи нарушений прав человека в связи с агрессией России на территории Украины. Доказательства в этой области также собирают такие неправительственные организации, как Amnesty International и Human Rights Watch. Однако в целом может быть важным любое доказательство. Позволю себе привести здесь пример группы испанских журналистов, отправившихся в провинцию Дарфур в Судане, чтобы создать документальный фильм о преступлениях, совершенных суданскими властями против чернокожих жителей этого региона. Этот фильм был затем передан прокурору Международного уголовного суда в Гааге и принят во внимание в качестве доказательного материала в процессе против президента Судана Омара аль-Башира, в отношении которого Суд выдал ордер на арест.

Собранные материалы и доказательства стоит обезопасить, и здесь действительно лучше подумать о том, чтобы передать их соответствующим государственным органам либо организациям, занимающимся документированием нарушений. Стоит напомнить, что в Польше Институт Пилецкого, в ответ на военные действия, ведущиеся Российской Федерацией после вторжения в Украину, создал Центр документирования российских преступлений в Украине им. Рафала Лемкина.

ДЯ: Каковы реальные последствия военных преступлений, совершаемых российскими военными? Что и кому грозит?

ММ: Военные преступления относятся к категории международных преступлений, то есть наиболее серьезных преступлений в свете международного права. Преследование за их совершение происходит на основании т.н. универсальной юрисдикции. Перечень международных преступлений содержит, кроме того, преступления против человечности, преступление геноцида, а также преступление агрессии. С перспективы современного международного права ответственным за эти преступления может быть любой человек, если будет доказано их совершение им лично либо отдача приказа об их совершении — это принцип личной уголовной ответственности. В то же время, универсальная юрисдикция означает, что преследовать и наказывать людей, обвиняемых в совершении военных преступлений (или международных преступлений вообще), может любое государство независимо от того, где эти преступления совершены и каким гражданством обладает их виновник либо жертвы.

Поэтому любое военное преступление, совершенное российскими солдатами на территории Украины, порождает уголовную ответственность, а лица, совершившие их, могут быть (в соответствии с принципом универсальной юрисдикции) судимы как украинскими судами, так и судами других государств — в том числе российскими, хотя сейчас это трудно себе представить. Польская прокуратура, например, уже начала расследование в связи с преступлением агрессии в отношении Украины.

ДЯ: Можно ли, помимо солдат, выполняющих приказы, привлечь к ответственности их начальников?

ММ: За военные преступления отвечают не только солдаты, их совершившие, но и командиры, отдавшие приказ об их совершении. Имеется много примеров, когда международные уголовные суды (например, Международный военный трибунал в Нюрнберге, Международный трибунал по преступлениям, совершенным в бывшей Югославии) выносили приговоры в отношении представителей военного командования, но также и гражданских руководителей, если они осуществляли реальную власть и контроль над виновниками преступлений. Следует добавить, что военный командир несет ответственность не только за преступления, совершенные его подчиненными по его приказу, но также и за другие совершенные ими преступления, если он знал о них либо, с учетом обстоятельств, должен был знать.

ДЯ: А что насчет Владимира Путина? Это его война…

ММ: Принимая во внимание факты, а также объем власти и контроля президента Путина, можно предъявить ему обвинения, касающиеся военных преступлений. Сам по себе факт исполнения человеком публичной функции — например, главы государства — не освобождает виновника от уголовной ответственности и не может служить основанием для смягчения приговора. Но поскольку Путин занимает в настоящее время должность президента, даже если ему и будет предъявлено обвинение, скажем, польской прокуратурой или его станут преследовать по требованию прокурора Международного уголовного суда (МУС), осуществить это будет трудно. Следует добавить, что хотя этот Суд сейчас по требованию 39 государств занимается военными преступлениями, совершаемыми на территории Украины, но его статут предусматривает приоритет национальных систем уголовной ответственности. То есть только когда данное государство не хочет или не в состоянии проводить следствие, в игру входит юрисдикция МУС.

ДЯ: При каких обстоятельствах российский президент мог бы предстать перед судом?

ММ: Не выглядит вероятным, что Владимир Путин может предстать перед российским либо международным правосудием, пока он остается президентом России. Однако если он тем или иным образом оставит свою должность, то станет возможным задержать его и возбудить в отношении него уголовное преследование государствами, которые решатся на это, или же, передача его Международному уголовному суду.

Перевод Сергея Лукина

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Дариуш Яронь  image

Дариуш Яронь

Репортер и переводчик с английского языка. Автор книг «Польские гималаисты» (2019) о первой польской экспедиции в Гималаи 1939 года и…

Читайте также