Петр Погожельский, Павел Пенёнжек, Моника Андрушевская, Павел Боболович, Петр Андрусечко. Коллаж: Новая Польша
Петр Погожельский, Павел Пенёнжек, Моника Андрушевская, Павел Боболович, Петр Андрусечко. Коллаж: Новая Польша
03 марта 2022

«Моя специализация — война». Польские журналисты о своей работе в Украине

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Большинство поляков поддерживало украинцев во время Майдана, аннексии Крыма и продолжает поддерживать во время российско-украинской войны, которая ведется до сих пор. В этом есть немалая заслуга польских журналистов, которые оперативно и объективно сообщают о происходящем с места событий, нередко подвергаясь опасности.

Если до 2013 года в Украине работало три польских корпункта (Польского телевидения, Польского агентства прессы и Польского радио), то с началом Революции достоинства их число существенно возросло. Кроме того, сейчас в Украине живет и работает ряд польских журналистов, которые держат руку на пульсе событий. В их числе, например, Петр Андрусечко, Павел Боболович, Войцех Янковский, Моника Андрушевская, Наталья Дзюрдзинская. Тему российско-украинской войны освещают также Томаш Пехаль, Томаш Гживачевский, Давид Вильдштайн, Бьянка Залевская, Войцех Муха и другие. Рассказываем истории некоторых из них.

Петр Андрусечко

Это один из тех польских журналистов, которых с Украиной, кроме всего прочего, связывает происхождение: его родителей в рамках операции «Висла» принудительно переселили оттуда в город Кошалин. Даже тема докторской диссертации Андрусечко в 2003 году была посвящена украинским реалиям: «Положение национальностей в Украине после распада СССР на материалах польской и украинской прессы».

С 2013 года Петр Андрусечко живет в Украине и работает корреспондентом польских СМИ. А по совместительству он — главный редактор ежемесячника «Украинский журнал», который издается в Праге для украинцев, проживающих в трех странах — Чехии, Словакии и Польше.

Он подготовил множество материалов о событиях в Украине: на Майдане, в Крыму и на Донбассе. Ради репортерской работы даже оставил преподавание в университете.

Журналист периодически ездил освещать события в Крыму — в декабре 2014 года, когда Россия еще не требовала виз от польских граждан, позже, в годовщину аннексии Крыма в 2015-м и потом регулярно до самой пандемии, когда РФ закрыла въезд.

Петр Андрусечко

Я понимал: Крым не может оставаться вне польского информационного пространства, о нем нужно напоминать. Я целенаправленно занимался ключевыми вопросами, связанными с полуостровом — репрессиями и нарушениями прав крымских татар. Освещал жизнь после аннексии, различные проблемы.

В 2014 году Петра Андрусечко признали журналистом года в Польше, ведь в 2014–2015-м он постоянно находился в зоне военных действий в Донецкой области, часто давая комментарии непосредственно с поля боя.

Петр Андрусечко

Я две с половиной недели провел в Славянске, потом пришлось оттуда бежать в Донецк, где тогда еще было спокойнее. Освещать этот горячий кризис пришлось каждый день. Потом сообщал о боях за Лисичанск, Дебальцево, многие другие места — Марьинку, Пески, бои за Донецкий аэропорт... Три дня мы фактически лежали в блиндажах из-за артобстрелов.

Журналист и сейчас часто ездит на передовую линию российско-украинской войны, представляя издания Gazeta Wyborcza и Outriders Unblock.

На месте, где террористы-ополченцы 17 июля 2014 года сбили малазийский боинг, Петр Андрусечко побывал на следующий день после катастрофы.

Петр Андрусечко

Трудно было сохранять хладнокровие, картина шокировала. Однако журналист обязан оставить в стороне эмоции. Стояла жара, запах тел смешался с запахом авиабензина.

Когда ты стоишь на этом поле — понимаешь, сколько людей погибло, видишь разлетевшийся и сложенный в груды багаж, футболки с надписью «Я люблю Амстердам», сувениры…

Моника Андрушевская

«Моя специализация — война», — говорит польская журналистка, которая со времен Революции достоинства активно освещает ситуацию в Украине и пишет репортажи с фронта (главным образом для издания Tygodnik Powszechny).

Моника Андрушевская вспоминает, что, когда попала на Майдан, многое осознала.

Моника Андрушевская

Тогда я еще не была журналисткой, но понимала, что должна ею стать, чтобы рассказывать в Европе и Польше, что здесь происходит. Особенно когда пришла пора убеждать Запад: на территории Украины — российская армия. Именно мы, иностранные журналисты тогда пытались развеять в мире миф о гражданской войне. Кстати, количество журналистов из Польши, прошедших этот конфликт, намного больше, чем из других стран.

В 2014 году журналистка отправилась на Восток с добровольцами; она была недалеко от Песков и Опытного, возле Донецкого аэропорта. При этом в своей работе она часто сталкивалась и сталкивается с сексизмом.

Моника Андрушевская

Если журналист давно работает в Украине, имеет опыт работы на фронте, то какая разница, женщина это или мужчина? Я на фронте дольше всех польских журналистов. Когда люди (обычно военные), которые меня не знают, говорят, например, что куда-то меня не пустят, «потому что для женщины это опасно», я сразу перечисляю, где и когда была во время этой войны. И вопрос решается.

Моника Андрушевская категорически против того, чтобы журналисты ездили в псевдореспублики.

Моника Андрушевская

Я не верю, что журналисты, постоянно туда ездящие, могут сказать, что работают там свободно. Материалы, которые они пишут, должны удовлетворять руководителей ЛДНР — чтобы их авторы могли продолжать туда ездить. К сожалению, я наблюдала такое, в частности, в польских СМИ.

Я читала статью журналиста о трагедии под Иловайском — в ней даже не упоминалось, что туда вошла российская армия. Вместо этого говорилось о победе «народных республик».

В конце концов, чтобы поехать в ЛДНР, журналисты сначала должны подать заявку об аккредитации, а это означает признание квазигосударственности этих псевдореспублик.

Моника Андрушевская

Для меня это недопустимо. Они для меня террористы, я не могу просить у них никакую аккредитацию, когда существует список запрещенных ими сайтов, блогов, книг. Когда в Донецке и Луганске есть огромная угроза для гражданских, которых ежесекундно могут осудить, скажем, за шпионаж. Когда людей постоянно сажают в тюрьмы, где сейчас находится около 300 граждан Украины (большинство — гражданские).

И когда приезжают журналисты с Запада, местные не скажут правды, даже если они придерживаются проукраинских взглядов. Они будут бояться высказаться на камеру. Да и насколько достоверными будут их комментарии, если де-факто эти люди заложники?

В 2019 году Моника Андрушевская получила награду Союза польских журналистов за репортаж «Bierz ciało, póki dają» («Бери тело, пока дают»), посвященный украинским матерям, которые ищут пропавших на войне сыновей. Андрушевская посвятила награду украинскому журналисту Станиславу Асееву, который более двух с половиной лет находился в заключении у боевиков так называемой ДНР.

Кроме того, Моника Андрушевская активно занимается волонтерской деятельностью, помогая семьям узников в «ЛДНР» и в оккупированном Крыму, она возила детей погибших украинских солдат на отдых в Польшу, а недавно стала соавтором проекта фотовыставки об этих семьях киевского фотографа Алекса Заклецкого.

Павел Пенёнжек

Интерес к Украине у него появился еще в студенческие годы. Павел Пенёнжек изучал украиноведение и евразиеведение в Варшавском университете, а затем полгода учился в Украинском католическом университете. Сейчас он работает для издания Tygodnik Powszechny и является одним из известнейших польских журналистов, пишущих об Украине.

Пенёнжек активно освещал события на Майдане с начала протестов и даже сам пострадал: 1 декабря 2013 возле здания Администрации президента на Банковой его избили беркутовцы.

Впервые на восток Украины (в Славянск) Павел уехал в апреле 2014 года, еще не имея большого опыта военного корреспондента.

Павел Пенёнжек для MediaLab

Я никогда не думал, что буду работать в зоне боевых действий. Не понимал даже, зачем люди носят камуфляж, если они не военные. Может быть, поэтому мой первый приезд в зону конфликта был непродуманным, это пример того, как не нужно делать. Однако по мере развития событий на востоке рос и мой опыт, поэтому теперь я чувствую себя уверенно.

Павел Пенёнжек был одним из первых журналистов, оказавшихся на месте крушения рейса Malaysia Airlines 17. А еще он разговаривал с предводителями псевдореспублик ЛДНР и ездил на эти территории, что ему впоследствии ставили в упрек. Так или иначе, на основе этого опыта военный корреспондент написал одни из самых известных в Польше (и не только) книги о российско-украинской войне на Донбассе — «Wojna, która nas zmieniła» и «Pozdrowienia z Noworosji» («Война, которая нас изменила» (2015) и «Привет из Новороссии» (2017)). Название второй книги, подчеркивает автор, иронично, поскольку «никакой „Новороссии“ не существует, это — проект Кремля». Кстати, в США вышел перевод этой книги со вступлением профессора Тимоти Снайдера.

Павел Пенёнжек

В этой стране у меня очень много друзей, я здесь жил долгое время, и мне тоже сложно, и я тоже переживаю, как и большинство. Я на этой войне, потому что она происходит в Украине, а не потому, что это война.

В последние годы Павел отошел от украинской темы, сосредоточившись на темах вооруженных конфликтов в Сирии, Ираке и Афганистане, но еще до начала полномасштабной войны России против Украины приехал в Киев.

Петр Погожельский

Варшавянин по происхождению и киевлянин по профессиональному выбору. Первоначально Петр Погожельский занимался общей тематикой восточных соседей Польши и работал корреспондентом в Минске и Москве. А с 2006 года он начал ездить на восток Украины как постоянный корреспондент Польского радио в Киеве. Перед «Евро-2012» и во время него журналист находился в Донецке, писал о ходе чемпионата и даже издал справочник «2012 porad na Euro. Czyli jak pojechać na Ukrainę i trafić gdzie trzeba» («2012 советов о Евро. Или как поехать в Украину и попасть, куда нужно»).

Во время Майдана Петр Погожельский активно освещал протестные события не только в Киеве, но и в Харькове и других украинских городах.

Петр Погожельский

Чувствовалось, что это общество особенное. Здесь оно не такое, как в Западной Украине, где заметно влияние западной ментальности. На востоке ментальность более советизирована, не говоря уже о доминировании русского языка.

Журналист также готовил репортажи о событиях в Крыму во время аннексии, а с началом русско-украинской войны снова стал ездить на восток Украины — писать о горячих событиях и собирать материал для будущих книг.

Петр Погожельский

Сперва, когда началась война, интерес к ней в польском обществе был значительным. Но когда я вернулся в Польшу в 2015 году, меня удивило, что интерес к войне в Украине угас.

Часто пишут, что украинцы уже не боятся, потому что военные действия продолжаются почти восемь лет. Но в то же время многие польские корреспонденты считают, что война где-то далеко и «вдруг» обнаруживают, что она все-таки идет.

Сейчас Петр Погожельский работает для телеканала «Белсат» и ведет подкаст «Po prostu Wschód» («Просто Восток»), посвященный Восточной Европе, в том числе и украинской ситуации. На счету журналиста десятки статей, интервью, репортажей об Украине, а также рецензий книг и фильмов на украинскую тематику.

Основываясь на своем опыте пребывания на востоке Украины, Петр Погожельский написал две важные книги — «Barszcz Ukrainski» и «Ukraina». Niezwykli ludzie w niezwykłych czasach» («Украинский борщ» (2013) и «Украина. Необыкновенные люди в необыкновенное время» (2015)). В них автор пытается раскрыть особенности украинской ментальности, освещает Революцию достоинства и российскую агрессию как ключевые моменты истории, часто напоминает, что «нет свободной Польши без свободной Украины».

Украина уже стала для Петра Погожельского вторым домом.

Петр Погожельский

Я люблю приезжать в Украину. Я так часто здесь бывал, что уже не воспринимаю ее как чужое государство. Мне легче решить какой-то вопрос во Львове или Киеве, чем в Познани или Вроцлаве.

Павел Боболович

С 2013 года польский журналист, чьи предки, кстати, были поляками с Волыни, живет в Киеве. Он ведет радиопередачу «Program Wschódni» и пишет статьи для газеты Kurier Wneta.

Первые шаги в журналистике Павел Боболович сделал, освещая российско-грузинскую войну 2008 года, а тематикой Восточной Европы занялся позже. Сначала он планировал записать цикл передач о том, как Украина меняется на пути к евроинтеграции. Однако началась Революция достоинства, и Павел освещал ее от первых событий до самого окончания. А в марте 2014 года как журналист отправился на восток Украины.

Павел Боболович

Тогда так называемые сепаратисты заняли областную СБУ и прокуратуру. Я был свидетелем того, как с прокуратуры сняли украинский флаг и повесили российский. По Донецку перемещались толпы пьяной голытьбы, провозглашавшей политические лозунги. Это были бандиты — местные и привезенные из России автобусами. Я видел номера автобусов, стояли целые колонны. Это было в канун крымского так называемого референдума. Тогда также проходили похороны Дмитрия Чернявского, первой жертвы донецкого Майдана.

Я понял: Украина теряет эту территорию, и не потому, что так хотят местные, которые не представляли себе выхода из состава Украины, а только потому, что к этому стремится РФ и с этой целью использует местных бандитов и привезенных наемников.

Журналист побывал практически на всей линии фронта. Часто попадал в горячие точки и опасные ситуации.

Павел Боболович

Второй раз я оказался в Донецке 24 мая 2014 года. А уже 25-го покидал город: это был первый день боев за Донецкий аэродром. Я отчетливо это помню, потому что в Польше этот день — годовщина смерти Ярузельского. Ситуация была трагическая, действовала «ДНР».

Они выдавали аккредитации, и нам с Войцехом Мухой
автор книги «Krew i ziemia. O ukraińskiej rewolucji» («Кровь и земля. Об украинской революции», 2014) пришлось пройти неприятную процедуру. Фактически нам устроили допрос, который вел Гиви. Он размахивал оружием, рассказывал, как сначала Польше отдадут Львов, а потом уже вместе с Россией разберутся с поляками.

Больше всего времени Павел Боболович провел в Луганской области — зимой 2014–2015 годов. Старобельск, Счастье, Станица Луганская. Он был и свидетелем боев за Дебальцево.

Павел Боболович

В Станице Луганской я находился в районе Кондрашевки [cтанция Кондрашевская-Новая] и оттуда вел прямые репортажи для Radio Wnet, разговаривал как с военными, так и с местными. Кондрашевка была полностью отрезана от контролируемой территории, чтобы туда добраться, нужно было пройти через несколько постов. Путь обстреливали, в этом районе проживало немало людей, они остались без воды и света.

Кроме освещения событий в Украине, Павел Боболович занимается историческим примирением украинского и польского народов, в частности, совместно с украинским краеведом и журналистом Дмитро Антонюком организует тематические акции. Одна из последних — мультимедийный проект «1920 — память во времена пандемии», открывающий неизвестные страницы совместной борьбы армии УНР и Войска польского против большевиков.

Перевод с украинского Ольги Чеховой

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Роман Кабачий image

Роман Кабачий

Украинский историк и журналист, окончил аспирантуру Университета Марии Склодовской-Кюри в Люблине. Автор книги «Изгнанные в степи…

Читайте также