Беженки ромского происхождения из Украины, Лодзь. Фото: Цезарий Пекольд / Forum
Беженки ромского происхождения из Украины, Лодзь. Фото: Цезарий Пекольд / Forum
08 мая 2022

«Никто их не пригласит, потому что они — ромы»

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

С начала широкомасштабного вторжения России в Украину ромы (цыгане) были и остаются самой нежелательной группой беженцев — как для украинцев, спасавшихся от войны, так и для польских волонтеров.

Среди почти трех миллионов беженцев из Украины, пересекших польскую границу, заметную долю составляют представители ромского сообщества. По официальным оценкам, до начала полномасштабной войны в Украине проживало около 400 тысяч ромов. Однако, по мнению неправительственных организаций, эта цифра занижена: в действительности их может быть более полумиллиона. В Польше оказалось, вероятно, около 20 тысяч представителей ромского сообщества.

Несколько семей нашли приют в одном из краковских хостелов: девять женщин, дети и несколько подростков. Они приехали из Донецкой области, где ведутся наиболее интенсивные бои. Дорога в Польшу заняла пять дней. До Кракова добирались разными путями. Одной из героинь этого текста удалось вместе с детьми сесть в поезд, который вез раненых солдат с фронта на запад Украины. В Кракове заботу о них взяли на себя организация Salam Lab и Ромская образовательная ассоциация Harangos, которые нашли для беженцев временное жилье и обеспечили их необходимой помощью.

Ромские сообщества в Украине разнообразны как в культурном, так и в религиозном плане. Среди женщин, приехавших в Краков, есть и мусульманки, и православные христианки.

Мы молимся об одном и том же

Кристина с дочкой Полиной и сыном Андреем приехала в Краков из Покровска Донецкой области. Она мусульманка, но уже много лет встречает праздники со своими православными подругами. Кристина вспоминает, как праздновали в Украине:

Кристина

Сперва наше празднование окончания Рамадана, потом православная Пасха. Самое главное — накрыть стол и сесть за него вместе. Наш праздник начинается в четверг вечером, православный — тоже.

В православии Великий четверг называется Чистым — его празднование связано с Тайной вечерей и традицией омовения ног. В эти же дни отмечается исламский Ид аль-Фитр, праздник благодарения, завершающий Рамадан. В статье речь идет именно о ромском праздновании или возможно даже локальной традиции. Вообще же исламский Рамадан и Ид аль-Фитр никак не связаны с православной Пасхой и очень редко совпадают с ней по времени.

Лариса, подруга Кристины, — православная, но ее отец был мусульманином. Она тоже приехала из Покровска. В Украине Кристина и Лариса были соседками, но познакомились ближе только когда их дети начали ходить в одну школу. Сперва подружились дети, а потом, как это часто бывает, и мамы. Пасха у Ларисы всегда была двойным праздником.

Лариса

В четверг вечером или в пятницу утром мы разжигаем костер в деревне, берем детей на руки и прыгаем с ними через костер. Чем дальше прыгнешь, тем больше удачи будет у ребенка. А потом начинается пир. Мы садимся за стол, едим, пьем. В воскресенье идем в церковь — святить куличи. Так и празднуем дважды: у родителей мужа отмечаем православные праздники, у моих — мусульманские. Это делает нас богаче. Бог слушает наши молитвы два раза. Здесь мы не сможем разжечь костер. Не знаю, будет ли, что поставить на праздничный стол. Эту Пасху мы запомним надолго.

Кристина даже не пытается сдержать слезы при мысли о Пасхе, проведенной в Польше, только украдкой вытирает их салфеткой.

Кристина

В этом году у меня вообще нет праздничного настроения. Как тут праздновать? Наши мужья остались в Украине, мы приехали сюда одни с детьми. Конечно, пойдем в церковь, будем петь, молиться. Какая разница, что я мусульманка, а остальные — православные? Зачем разделять? Мы верим в одного Бога. Молимся по-разному, но об одном и том же.

На этих словах входят дети, Андрей и Полина, пытаются ее утешить.

Кристина с сыном Андреем и дочерью Полиной в краковском отеле. 14 апреля 2022 года / Фото: Яцек Таран / Tygodnik Powszechny

Кароль Вильчиньский из организации Salam Lab, которая участвовала в создании центра экстренной помощи на Радзивилловской улице в Кракове и оказывает поддержку ромским женщинам, видит большую ценность в том, что мусульманки и православные проводят праздники вместе.

Кароль Вильчиньский

Конечно, если спросить кого-нибудь из наиболее радикальных представителей ислама или православия, они скажут, что это невозможно. Необходимо помнить о различиях, ведь мусульмане не чтят воскрешения, но никто никому не может запретить праздновать его вместе. Нет никаких противопоказаний. Эти женщины оказались вне своих общин, покинули свой мир при трагических обстоятельствах, а здесь они могут быть вместе. В праздниках это главное — отмечать вместе, объединившись. Важен также психологический аспект. Это сообщество дает им чувство силы, необходимое в такой ситуации.

Передайте спасибо Игорю

С самого начала полномасштабной войны в Украине беженцы ромского происхождения были самой нежелательной группой. Они подвергались дискриминации как со стороны украинцев, спасавшихся от той же войны, так и со стороны польских волонтеров. Случалось, что ромам отказывали в обслуживании в пунктах помощи беженцам. Там объясняли это тем, что ромы берут слишком много пожертвованных вещей, якобы для того, чтобы потом их продать.

Для ромов трудно найти жилье, получить помощь. Волонтеры, которые им помогали, неоднократно рассказывали: звонишь тому, кто предлагает ночлег, а когда человек слышит, что это ромы, связь прерывается. Даже то, что почти всегда беженцы — это женщины и дети, не спасает ситуацию.

Кристина

Не знаю, почему, но в Польше нас как будто боятся. Разве цыгане — не те же люди? Среди нас точно так же есть добрые и злые, трудолюбивые и ленивые. Я спрашивала дорогу к больнице для моего ребенка, уже здесь, в Кракове — люди сторонились меня, делали вид, что не замечают. Только один молодой человек — его звали Игорь — отвел нас к врачу, а потом еще спросил, не нужна ли нам помощь. Было холодно, шел дождь, а у нас с детьми — «кроксы» на ногах, потому что так мы приехали из Украины. Игорь нам всем купил обувь. Я хочу передать ему огромное спасибо: то, что он тогда для нас сделал, было очень ценно.

Как-то мы с девочками на улице обсуждали, где можно попросить одноразовую посуду. Проходившая мимо женщина громко сказала, что надо купить, а не ходить и выпрашивать. Зачем они так говорят? Конечно, я бы хотела, чтобы у меня была своя посуда, но она осталась в Украине. Думаете, приятно просить у кого-то одноразовую тарелку?

Кристина говорит, что в Украине никогда не сталкивалась с таким отношением, как в Польше. И это еще одна причина, по которой нынешняя Пасха будет не такой, как раньше.

Кристина

В Покровске мы все друг друга знали, люди знали моего мужа, уважали. Я держала палатку на рынке. Продавала женскую одежду, белье, носки, леггинсы. У нас всего было в достатке. Дома я не сидела, а здесь что делать? Теперь у нас все позакрывали — и магазины одежды, и продуктовые. Куда возвращаться? Мне в такой ситуации тяжело морально.

Лариса, подруга Кристины, услышав вопрос о дискриминации, перестает улыбаться, тщательно взвешивает каждое слово.

Лариса

Не хочу об этом говорить. Пусть каждый отвечает только за себя. Понятно, что люди разные. Одни воруют, другие делятся тем, что имеют. Нельзя всех мерить одной меркой. Мы надеемся, что война скоро закончится, мы вернемся домой и не будем ни для кого обузой. У нас всё там осталось. Будет ли, к чему возвращаться? Это война за наши города, за нашу область. Россия хочет нас забрать, мы не хотим, мы хотим быть в Украине.

Потому что это ромы

Кароль Вильчиньский

Мне с самого начала было понятно, что самые большие проблемы у нас возникнут с ромским сообществом. Я знаю ромов из Украины с десяток лет, ездил туда волонтером. В самом начале кризиса многие говорили о дискриминации темнокожих беженцев — из Африки, Сирии, Афганистана, но я уже тогда знал, что самая большая дискриминация начнется в отношении ромов. Нам часто звонят чиновники из разных городов Польши, чтобы, например, сообщить, что на вокзале уже недели две ночует ромская семья, и попросить ею заняться. Почему чиновник сам ничего не делает, а вместо этого звонит нам?

Избавиться от предрассудков и сломать стереотипы можно было бы, если бы польские и ромские семьи вместе отметили какой-нибудь праздник. Однако, учитывая прошлый опыт, трудно ожидать, что это произойдет.

Кароль Вильчиньский

В идеале, кто-то из местной мусульманской или православной общины должен пригласить эти семьи к себе. Это, безусловно, способствовало бы совершенно иному восприятию праздников. Теоретические такое возможно. Но я реалист и понимаю, что ничего подобного не будет. К сожалению, как православные, так и мусульманские сообщества довольно герметичны. Не думаю, что это произойдет. Причина одна: их никто не пригласит, потому что они — ромы.

Перевод Ольги Чеховой

Статья была опубликована на сайте издания Tygodnik Powszechny 25 апреля 2022 года.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Читайте также