Директор Богдановской школы Людмила Дейко. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша
Директор Богдановской школы Людмила Дейко. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша
06 сентября 2022

Новый учебный год в условиях войны

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Про новые вызовы, с которыми столкнулись школы Киева и области.

1 сентября в Украине стартовал новый учебный год. Почти четыре миллиона украинских школьников приступили к обучению в той или иной форме. Это на 300 тысяч меньше, чем в прошлом году. Однако не все ученики смогли услышать первый звонок. Некоторых школ больше физически не существует, их разрушили российские оккупанты. Другие были вынуждены перейти на дистанционную форму обучения из-за несоответствия условиям военного положения (в первую очередь из-за нехватки укрытий). Из почти 13 тысяч украинских школ только у 3,5 тысячи есть возможность работать офлайн, все остальные учат детей онлайн или в смешанной форме. В частности, в онлайн-формате работает 1288 школ, оказавшихся на временно оккупированных территориях и в зоне боевых действий. все данные — Министерство образования и науки Украины

Мы заглянули в школу под Киевом и в столичную гимназию, чтобы узнать, как проходил первый учебный день в условиях полномасштабной войны.

Школа в оккупации

В школе села Богдановка Киевской области побывал настоящий «русский мир». Разбросанные по полу остатки пайков из военторга вперемешку с фекалиями, разбитые окна, сломанные парты, сожженные учебники и школьные журналы. Много пустых бутылок на партах. На стенах надписи: «Россия», «Непобедимый русский дух».

Богдановская школа. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

В течение 22 дней — с 8 по 29 марта — в школе Богдановки базировались оккупационные войска Российской Федерации. Они заняли здание и обустроили в нем свой штаб сразу после того, как вошли в село. На территорию школы стянули военную технику (что является грубым нарушением Женевских конвенций), снесли туда украденные у селян продукты, матрасы, постельное белье, одежду, газовые плиты. В подвале школы оккупанты разместили своих раненых. Туда же сносили трупы своих солдат и украинских пленных. Обустраивались капитально, очевидно, полагая, что пришли они надолго.

Однако уже через три недели россияне поспешно ретировались в сторону своей границы. На прощание они забрали из школы всю технику, ограбили кабинет информатики, а затем подожгли здание в нескольких местах и взорвали. В результате первый этаж школы выгорел дотла. На втором этаже и в подвале остались свидетельства пребывания оккупантов.

Доподлинно неизвестно, почему россияне решили разрушить школу. Возможно, чтобы замести следы своего присутствия, а может — просто от злости из-за проваленной «спецоперации».

Людмила Дейко, директор Богдановской общеобразовательной школы, вспоминает, что вначале оккупанты успокаивали местное населения, говоря: «Не переживайте, со школой все будет хорошо, только там необходимо будет сделать небольшой ремонт». Однако со временем стало ясно, что это неправда. Жившие неподалеку люди видели, что оккупанты делают со школой.

Начало большой войны

Людмила Дейко вспоминает последний свой предвоенный день в школе, 23 февраля: «Это был обычный рабочий день: уроки, питание детей, подвоз автобусами, учеников из соседних сел и отдаленных частей Богдановки обычные дела, как всегда в школе и бывает». Однако уже на следующее утро жители села проснулись от звуков взрывов.

Обучение в школе решили не прерывать, но перевели его в дистанционную форму. Большинство учителей остались в Богдановке. На базе школьной столовой начали готовить еду для местной Теробороны. Так было до 8 марта, когда в село вошли российские танки, поскольку с их появлением исчезли связь и свет.

Богдановская школа. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Людмила с семьей три дня просидела в погребе под обстрелами, а когда оккупанты начали ходить по домам и расстреливать людей, приняла решение бежать. Решив идти через поле, она вместе с дочерью пешком пришла в соседнее село, расположенное в 10 километрах от ее дома. Там Людмила жила у матери вплоть до освобождения Богдановки. Помогала людям, которые эвакуировались из оккупации на расстрелянных машинах.

После «русского мира»

Директор вспоминает, что даже после того, как оккупантов выгнали из Богдановки и власть разрешила возвращаться, она долго не могла заставить себя туда поехать, поскольку уже знала, что ее школа лежит в руинах. Когда Людмила впервые пришла в учебное заведение, то увидела на месте своего рабочего кабинета пепелище. В нескольких частях здания еще пылал огонь. В колодце на территории школы плавали останки людей.

Людмила Дейко проработала в школе Богдановки 18 лет, из них 11 лет — на должности директора. Она удивляется, как можно было сделать со школой такое: «Когда вкладываешь во что-то все свое время, когда стараешься, чтобы помещение стало лучше, комфортнее для детей, учителей, пытаешься как можно больше обеспечить школу техникой, а потом видишь такое, возникает вопрос, для чего было все это делать».

После освобождения Богдановки родители учеников и старшеклассники организовали уборку школьной территории. Вывезли несколько машин с мусором. «Собирали и убирали этот мусор всем селом. Они [оккупанты] попритаскивали туда такое, столько вреда наделали», — рассказывает Людмила Дейко.

До 24 февраля Богдановская общеобразовательная школа была образцовым заведением с современным ремонтом. Школьные классы были оборудованы интерактивными досками, плазменными экранами, проекторами, принтерами и современной мебелью. На территории был танцевальный зал, в прошлом году в школе завершили капитальный ремонт двух классов и пищеблока. Также у заведения было два школьных автобуса.

Директор Богдановской школы Людмила Дейко. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Сейчас здание школы находится в аварийном состоянии, однако экспертиза показала, что его можно восстановить. Когда местное управление образования приняло решение это сделать, у персонала появилась надежда, что заведение получиться вернуть к жизни. На данном этапе составляется проект капитального ремонта здания, после этого будет проведен тендер на восстановление. По словам Людмилы Дейко, при наличии финансирования ремонт школы можно сделать за год.

Сейчас заведение существует де-факто лишь на бумаге. Все, что осталось от школы, — это выгоревшие стены, несколько шкафов и парт. Чудом сохранились уставные документы и печать. В библиотеке частично уцелели книги и учебники, оккупанты ими не интересовались. Но главное, утверждает Людмила, что есть кому учить: «Учителя на месте, и они готовы работать».

Директор рассказывает, что сложнее всего было пережить потерю школы именно педагогам. Они не знали, что делать дальше: искать новую работы или возвращаться в разрушенную школу. Некоторые учителя проработали в этой школе всю свою жизнь, она была для них вторым домом. Учителя старшего поколения до сих пор не могут зайти в школу после того, что там натворили россияне. Более того, многие учителя сами остались без крыши над головой, а у других дома повреждены и требуют ремонта. В Богдановке нет человека, который бы не почувствовал войну на себе.

Пока ведется работа над проектом капитального ремонта школы в Богдановке, местных учеников возят в лицей в соседнюю Великую Дымерку. Обучение там проходит в несколько смен: дети из Богдановки учатся попеременно с местными учениками. Богдановских школьников продолжают обучать их учителя, только в другом помещении, до которого теперь приходится ехать.

До войны в Богдановке были детский сад и школа. После того как россияне превратили оба здания в руины, помещения для обучения такого количества детей в селе нет. Сейчас на базе Богдановского дома культуры создается образовательный центр для обучения самых маленьких школьников. Проектом занимается общественный союз «Ре:Освіта» «Ре:Образование» за средства доноров. Это должно частично решить проблему отсутствия школы.

Что дальше?

Первый звонок для школьников из Богдановки прозвучал еще 31 августа. Директор говорит, что линейку решили провести днем раньше, потому что боялись российских обстрелов на 1 сентября. В начале нового учебного года из 401 ученика в Богдановке осталось 330. Остальные забрали документы, потому что уехали в западные области Украины или за границу.

Богдановская школа. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

По словам Людмилы Дейко, самые большие проблемы возникают из-за отсутствия своего помещения. По этой причине, например, школа не может закупать необходимые вещи или получать большую помощь от благотворителей. «Нам дарят технику, канцтовары, но сами мы пока ничего не покупали, потому что нам просто негде это хранить», — рассказывает директор.

Еще один вызов — это организация подвоза детей к лицею в Великой Дымерке. Оба школьных автобуса, имевшиеся в распоряжении школы в Богдановке, уничтожили оккупанты. Теперь детей каждый день возят в школу на автобусах, выделенных великодымерской общине. Дорога занимает много времени, поскольку автобусов мало, а их маршруты построены так, чтобы охватить как можно больше сел. Кроме того, много средств уходит на топливо.

Тем не менее Людмила смотрит в будущее с оптимизмом. Она говорит, что отсутствие помещения не мешает внедрять утвержденные реформы образования. Так, дети 1-5 классов богдановской школы уже учатся по новой программе НУШ. Новая украинская школа Все остальные учатся по программам, которые выбирают сами учителя. О русском языке здесь нет и речи — впрочем, его не преподавали и раньше. Людмила убеждена, что дети и так его понимают, а специально изучать язык агрессора — это транслировать детям чужую культуру. А уж после того, что россияне сделали со школой в Богдановке, здесь, наверное, нескоро появится место для их языка.

Первое сентября в столице

В столичной гимназии на левом берегу первый день сентября начался с традиционной школьной линейки. Правда, в этом году она проходила в усеченном режиме. Эта гимназия, как и 95 % киевских школ, учебный год начала в смешанной форме. Дети здесь учатся по неделям: одну неделю половина классов учится офлайн, а другая половина — дистанционно. Через неделю классы меняются: учившиеся офлайн, идут на дистанционку, а учившиеся онлайн приходят в гимназию. Здесь, как и в Богдановке, по сравнению с прошлым годом учеников стало меньше.

После короткой линейки классные руководители собрали учащихся на обязательный урок по безопасности жизнедеятельности, на котором объяснили им новые правила нахождения в заведении в условиях военного положения. В первую очередь школьникам разъяснили порядок действий во время воздушной тревоги. После этого в гимназии включили учебный сигнал тревоги, чтобы проверить, насколько дети усвоили эти знания.

Гимназия №136. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Как рассказывает директор Александр Бреус, для того, чтобы сделать возможным обучение офлайн, гимназии пришлось обустроить укрытие. Поскольку заведение строилось в далеком 1966 году и бомбоубежища в нем не предусматривались, их пришлось обустраивать с нуля. Сейчас на территории гимназии есть два простейших укрытия. Одно из них помогло обустроить управление образования, второе гимназия сделала самостоятельно — помогали учителя, технический персонал и родители учеников. Укрытия оснащены по всем стандартам: мягкие кресла, вода, аптечки, уборные, система вентиляции.

На дверях каждого класса висят информационные листки с правилами безопасности. Повсюду на территории гимназии размещены указатели, помогающие добраться до ближайшего укрытия.

Директор гимназии №136 Александр Бреус. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Александр Бреус говорит, что даже при наличии двух укрытий туда невозможно поместить всех 609 учеников гимназии. Поэтому руководство решило ввести смешанную форму обучения. Посещение уроков распределили по классам следующим образом: одну неделю очно учатся 5, 9, 10 и 11-е классы, а следующую неделю — 6, 7 и 8-е.

Каким будет учебный год

Перед началом учебного года дирекция гимназии предложила родителям выбрать форму обучения для своих детей. Среди вариантов были обучение офлайн, онлайн, смешанная, домашняя или экстернатная формы. Директор говорит, что, к его удивлению, более половины родителей выбрали для своих детей обучение офлайн. Дети, которые еще не вернулись из-за границы, но хотят продолжить учиться в гимназии, тоже имеют такую возможность. Поскольку каждый кабинет в гимназии снабжен необходимой техникой, таких учащихся подключают к живым урокам онлайн.

Помимо этого, в гимназии есть электронный дневник, в котором весь материал по каждому предмету изложен в формате конспектов, видео, аудио и презентаций. Если ученик по каким-либо причинам пропустил урок, он может зайти в электронный дневник и изучить материал самостоятельно. Также в расписании гимназии предусмотрены дополнительные онлайн-консультации с учителями.

Гимназия №136. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Когда раздается звонок на перерыв, в коридорах гимназии становится людно. Дети с шумом выходят из классов, счастливые, что наконец-то увиделись с одноклассниками и учителями. Последние тоже довольны первым учебным днем в гимназии после многомесячного перерыва. Говорят, что дети лучше усваивают предметы, когда учатся очно. Видно, что за полгода удаленной работы все соскучились друг по другу.

Александр Бреус говорит, что в новом учебном году вызовом для всего педагогического коллектива гимназии станет качественное обучение детей в условиях войны. Каждая воздушная тревога — это остановка учебного процесса, поскольку дети с учителями должны спускаться в укрытие, а там занятие продолжить невозможно. Соответственно, пропущенную часть урока детям приходится осваивать самостоятельно.

Гимназия №136. Фото: Алексей Карпович / Новая Польша

Александр Бреус подчеркивает, что администрация гимназии вкладывает огромные усилия в проведение инструктажей, тренировок, бесед как для персонала гимназии, так и для детей. С учениками работают психологи. На основе рекомендаций Министерства образования и науки в новом учебном году была изменена программа по некоторым предметам, в частности, по истории Украины и всемирной истории. Из программы зарубежной литературы были изъяты все российские авторы, а русский язык в гимназии не изучали и до полномасштабного вторжения.

***

1 сентября в Киеве и области прошло без воздушных тревог. Уставшие учителя с облегчением возвращаются домой. Дети свободной страны продолжают получать знания в чрезвычайных условиях.

Перевод Ии Кивы

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Максим Сытников image

Максим Сытников

Менеджер правозащитных проектов Украинского ПЕН, автор текстов, продюсер и интервьюер проекта Ukraїner. Выпускник Варшавского университета…

Читайте также