Картина Вацлава Шимановского «Гуцульские ухаживания», 1892. Источник: Национальный музей в Кракове
Картина Вацлава Шимановского «Гуцульские ухаживания», 1892. Источник: Национальный музей в Кракове

«Вот, значит, она какая — любовь?» Цитаты польских писателей

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Как признавались в любви польские писатели и писательницы? Что лучше — любить или быть любимым? Что мы знаем о любви? Ответы — в нашем калейдоскопе цитат о самом романтическом чувстве, серьезных и шутливых.

К теме любви литераторы обращались с давних времен, и польские авторы здесь не исключение. Пожалуй, расцвет этих сюжетов пришелся на эпоху романтизма, но и во второй половине XIX века, в ХХ и даже в ХХI веке писатели и поэты продолжали описывать это чувство и размышлять о нем…

Поэты XIX века

XIX век, эпоха романтизма в поэзии. Возвышенная, страстная, неземная любовь. Рыцарское преклонение перед возлюбленной. Печаль и горечь разлуки… Вот что писали тогда Адам Мицкевич, Юлиуш Словацкий, Зыгмунт Красинский, которых в Польше называют пророками, и Циприан Камиль Норвид — последний польский романтик.

Я пережил любовь, казалось, неземную...
Ты счастьем низошла в печальный мир певца.
Хвала творцу, что мне послал любовь такую,
Хвала возлюбленной, открывшей мне творца!
Перевод Вильгельма Левика

Адам Мицкевич. «Впервые став рабом, клянусь, я рабству рад…»

Разлучились, но помним и любим друг друга,
Между нами проносится голубь печали….
Умолкаем и вновь призываем друг друга…
Соловьи так друг друга рыданием манят.
Перевод Анны Ахматовой

Юлиуш Словацкий. «Разлука»

О, если бы я был почтен удачей!
И если б слава в жизни мне досталась!
Я их бы отдал с радостью горячей
За то, чтоб ты красивою осталась.
Перевод Давида Самойлова

Зыгмунт Красинский «О, если бы…»

Ну, а мою, ламанчец, Дульсинею
Я знаю лишь по снам да по приметам,
А наяву не свиделись мы с нею;
— То ветерок покажется приветом,
То прядь волос, играя с покрывалом,
Блеснет звездой, то взглядом изумленным
Найдешь колечко с радужным опалом,
То притаится в вереске зеленом
След туфельки, заметный еле-еле
И крохотной жемчужнице подобный…
Перевод Анатолия Гелескула

Циприан Камиль Норвид. «Наш эпос»

Нобелевские лауреаты

Начало XX века. В 1901 году вручена первая в мире Нобелевская премия по литературе. А четыре года спустя ее лауреатом становится прославленный польский писатель Генрик Сенкевич. Он открывает список польских литераторов-нобелиатов. В 1924 году премии удостоен Владислав Реймонт, в 1980-мЧеслав Милош, в 2012-мВислава Шимборская, а совсем недавно, в 2018 году — Ольга Токарчук.

И все они, конечно же, писали о любви — каждый по-своему: романтично, иронично, восторженно, грустно, философски…

«Если любовь как семечко в лесу, ее быстро уносит ветерок, но когда разовьется она в сердце, как дерево в лесу, вырвать ее можно разве что с сердцем». Перевод Елизаветы Егоровой

Генрик Сенкевич. «Потоп»

«Если любовь и не спасает от смерти, то, во всяком случае, примиряет с жизнью». Перевод Натальи Подольской

Генрик Сенкевич. «Семья Поланецких»

«Любить — хорошо… но быть любимым лучше». Перевод Натальи Подольской

Генрик Сенкевич. «Семья Поланецких»

«Любовь… не совсем слепа, но страдает дальтонизмом». Перевод Натальи Подольской

Генрик Сенкевич. «Семья Поланецких»

«Ах, каким прекрасным кажется мир глазам влюбленных!.. Душа влюбленного парит над землей, видит близко звезды, дерзко устремляется в небо, грезит о вечном счастье, ибо кажется ей, что нет предела и преград ее силе и любви». Перевод Марии Абкиной

Владислав Реймонт. «Мужики»

«Да, я часто бывал влюблен — в кого-то или во что-то. Только вот влюбляться не означает быть способным любить. Это совсем другое». Перевод Валентины Кулагиной-Ярцевой и Бориса Дубина

Чеслав Милош. «Придорожная собачонка»

Любовь это взгляд на себя самого
Со стороны, как на что-то чужое:
Ты лишь один из тысячи вокруг.
Кто так поглядит, сам не зная того,
Тревожное сердце свое успокоит,
Ему и дерево, и птица скажут: друг.
Перевод Владимира Окуня

Чеслав Милош. «Любовь»

Счастливая любовь. Разве это нормально?
Кому это нужно, важно или полезно?
И нужны ли свету двое влюбленных,
Если они не видят света?
Перевод Гильды Языковой

Вислава Шимборская. «Счастливая любовь»

Взглядом дал ты красоту мне,
как свою, ее взяла я,
проглотила, как звезду.

И придуманным твореньем
стала я в глазах любимых.
Я танцую и порхаю,
сразу крылья обретя.
Перевод Анны Ахматовой

Вислава Шимборская. «За вином»

«Когда на сцену вступает любовь, обостряется способность видеть вещи, прежде остававшиеся в тени. Но вместе с тем острота видения того, что уже известно, ослабевает». Перевод Ксении Старосельской

Ольга Токарчук. «Путь людей книги»

«Не стану хвалить стихи о любви, ибо в подобных делах несведущ и не располагаю для них временем, да и сан не позволяет мне обращаться к материям столь легкомысленным. Вся эта человеческая любовь слишком превозносится и с легкостью преувеличивается, и мне порой кажется, что говоря о ней, люди имеют в виду нечто иное, и что вся эта „любовь” есть некая метафора, понять которую я не в состоянии». Перевод Ирины Адельгейм

Ольга Токарчук. «Книги Якова»

Поэты XX века

Константы Ильдефонс Галчинский — сложный и противоречивый поэт авангарда, мастер гротеска и чистого абсурда, автор «Зеленой гусыни» и «Писем с фиалкой». Но есть и другой Галчинский. Тот, кто заслужил упреки и сетования друзей, что, мол, он только и пишет, что для жены, о жене да на годовщину свадьбы... И вот этот Галчинский — самый известный, вошедший во все антологии, тот, чьи строки до сих пор печатают на свадебных приглашениях: «Не было бы и свадьбы, если б не любили» («Свадебная баллада») или «всю вечность, всю вечность / сиять и сиять на руках будут кольца» («Счастье в Вильно»). Популярный Галчинский — автор именно такой свадебной лирики, воспевающий тему осуществившейся, супружеской любви.

А может быть в самом деле, только во сне и были
Кучер, карета, вечер, мир и соборный звон,
Вся наша жизнь с тобою, сладкая будто сон?..
Не было бы свадьбы, если б не любили.
Перевод Юрия Канчукова

Константы Ильдефонс Галчинский. «Свадебная баллада»

Юлиан Тувим, сложный поэт, один из лучших польских лириков:

Любовь по городу ищет,
Любовь в зеленом берете…
Любовь, вечерняя смута,
Любовь в дожде нараспашку.
Перевод Анатолия Гелескула

Юлиан Тувим. «Заметь»

И Бруно Ясенский — ироничный, парадоксальный поэт-авангардист, практически неизвестный русскому читателю в этой своей ипостаси:

Пускай сегодня пани — безумная весталка,
Слуга невозмутимый осмелится посметь —
Мы взапуски гоняли вперегонки по парку
И падали на лавки, запыханные в смерть.
Перевод Льва Бондаревского

Бруно Ясенский. «Рыгающие тени»

«Влюбленные с улицы Каменной» Агнешки Осецкой — пронзительно грустная песня на вечную тему любви и влюбленных в этом порой неприветливом мире:

В их кармане — пятак на киношку,
банка пива и хлеба немножко,
светит небо в глазах голубое,
зябнут руки зимою.

Влюбленные с улицы Каменной
букетов, колец не вручают,
влюбленные с улицы Каменной
Шекспира вовсе не знают….

Постоянно повторяется грустный рефрен: «Влюбленные с улицы Каменной… на лестницах где-то… могут так простоять до рассвета… в трамваях любят кататься, сторожей и легавых боятся», но вдруг они взбунтовались:

«Хотим Ромео!» — вопят девчата,
на Каменную больше нету возврата.
«Хотим Джульетту!» — орут подростки,
дайте Джульетт нам, гады, подонки…
С шумом и криком бегут по предместью,
амур тряпичный мчит с ними вместе…»
Перевод Анатолия Нехая

Памятник влюбленным в Лодзи. Источник: Википедия

Теперь в Лодзи на улице Каменной (ныне улица Влукеннича) есть памятник — влюбленные, укрытые одним плащом.

Но не всегда в любви сразу все складывается безоблачно и идиллически, и ради достижения желанного счастья и вечного союза надо пройти через многие испытания:

Учила в страсти пылкой, как есть ножом и вилкой,
Твердила то спасибо, то пардон…

А утром начинала учить тебя сначала:
— Духи не для того, чтоб ты их пил!..

Но ты со мной расстался, и к этой вот подался,
чего ж ты целовался со мною, крокодил?
Перевод Анатолия Нехая

Такая вот веселая песенка Агнешки Осецкой «Сидели мы на крыше», сочиненная на блатной одесский мотивчик в жанре уличной баллады.

И кстати, о крокодиле — вернемся на минутку в XIX век. В пьесе Александра Фредро «Месть» юная барышня так мечтает увидеть настоящего живого крокодила, что даже обещает выйти замуж за того, кто покажет ей это монстрище. После чего один из претендентов на ее руку ехидно замечает, что, мол, прежде девицы просили канареечку, а нынче — «Чтобы я тебя любила, подари мне крокодила!» Перевод Валентины Дынник

И конечно, нельзя не упомянуть «жестокий» городской романс — сердце в клочья, роковые страсти, любовь до гроба… и даже за гробом. Восставшая из могилы графиня убивает гробовой доской неверного мужа и подлую разлучницу. Знакомо? В свое время история про графа, графиню и «некто Петрову» была в России очень популярна, особенно в кругах КСП. Но не все знают, что это — перевод польской песенки, которую написал для кабаре знаменитый поэт и драматург Ежи Юрандот. Единственная разница — в именах: в польской версии графиню зовут Франческа, а фамилия одинокой соседки — Вишневская. В русской версии концовка звучит так:

Но в полночь графиня восстала из гроба
И, с крышкой явившись мореной дубовой,
Она таки съездила этого жлоба,
А после заехала этой Петровой.

Вот так богачи развлекались и жили,
Теперь уж давно не бывает такого,
Давно похоронены в братской могиле
И граф, и графиня, и эта Петрова.
Автор перевода точно не известен, однако считается, что это Аркадий Северный.

Проза последнего столетия

В книгах Бруно Шульца — художника, писателя, которого часто называют польским Кафкой, человека невероятно трагической судьбы, — о любви почти ничего нет. Но в немногих дошедших до нас письмах все иначе:

«Она, моя невеста, составляет часть моей жизни, благодаря ей я человек, а не только лемур и кобольд… Она меня искупила своей любовью, уже почти погибшего и потерянного в нечеловеческих краях, бесплодных Гадесах фантазии. Она вернула мне жизнь и бренность. Это самый близкий мне человек на Земле».

В саге о Ведьмаке Анджея Сапковского можно найти прекрасные слова о любви — не только возвышенные, но и где-то парадоксальные:

«— Любовь смеется над рассудком. И в этом ее притягательная сила и прелесть…
— Скорее глупость».
Перевод Евгения Вайсброта

Анджей Сапковский. «Башня ласточки»

«О любви мы знаем немного. Любовь — что груша. Она сладкая и имеет определенную форму. Но попробуйте дать определение формы груши!» Перевод Евгения Вайсброта

Анджей Сапковский. «Час Презрения»

Самая известная книга Януша Леона Вишневского — «Одиночество в сети». Но, как ни странно, лучше всего о любви он сказал в рассказе «Мартина»:

«Любовь — это когда хочешь с кем-то переживать все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать с кем-то ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой — помогать пережить насморк и долгие вечера, а когда станет холодно — вместе топить печь». Перевод Юрия Чайникова

Януш Леон Вишневский. «Мартина»

У Стефана Хвина есть забавный рассказ «Венская любовь Стаха В.», это пародия на «Куклу» Болеслава Пруса — точнее, «Кукла» в современных реалиях.

«Да, дорогой читатель, загадочная связь между процессом расцвета любовных чувств и финансовой потенцией мужчины… частенько немилосердно вульгаризировалась европейскими мыслителями — кстати, как правило, едва сводившими концы с концами и своими взглядами старавшимися снискать расположение столь же бедных читателей… Кое-какие умники презрительно отзываются о женщинах, „которые продаются”. Так обычно говорят те, кто никогда ни одной женщины „не купил”, ибо не на что было покупать...» Перевод Ксении Старосельской

«“Вот, значит, она какая — любовь?” — удивился он сам себе, будто гимназист, впервые коснувшийся косы несовершеннолетней одноклассницы, хотя горячий ток крови пробежал от его чресел до макушки… иногда бездушной кукле невесть почему удается пробудить в мужчине поистине хтонические силы, дремлющие в нем, словно лава в сицилийской Этне». Перевод Ксении Старосельской

Иоанна Хмелевская — как и положено родоначальнице жанра иронического детектива — не может не иронизировать. Пожалуй, самое лаконичное и точное определение этого высокого чувства дает героиня ее романа «Все красное»:

«Видно, и в самом деле ничто так не оглупляет и не оглушает, как любовь!» Перевод Веры Селивановой

Ну и под конец — несколько блистательных афоризмов Станислава Ежи Леца.

«„Мы всегда возвращаемся к первой любви”. Может быть. Но каждый раз с иной целью».

«Человек — побочный продукт любви».

«Для лошадей и влюбленных сено пахнет по-разному».

«Брак — это институт, так не слишком ли мало в нем сотрудников?» Перевод Максима Малькова

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Елена Барзова, Гаянэ Мурадян image

Елена Барзова, Гаянэ Мурадян

Работают в соавторстве. Переводчики с польского и английского языков, авторы оригинальных текстов, редакторы (много лет вели серии русской и…

Читайте также